Железом по стеклу

Начать новую тему   Ответить на тему

Перейти вниз

Железом по стеклу

Сообщение  ????? в Чт Дек 20, 2012 4:38 pm

Что делать, если задолжал большую сумму денег и подошел срок возврата? Вариант первый — честный: отдать все, что занимал, до копейки. Второй вариант — трусливый: дурить кредитора обещаниями, прятаться от него, сколько хватит времени и сил. И, наконец, третий — шакалий: «заказать» того, кто тебе одолжил.

Нет, не с целью убить. Достаточно просто сломать кредитору жизнь возбуждением надуманного уголовного дела со всеми сопутствующими этому «приятными» процедурами, с последующим вынесением срока наказания в виде нескольких лет лишения свободы.

Правда, этот вариант выполним, если точно уверен, что правоохранительные органы, прокуратура и суд готовы к твоему «деловому» предложению, осталось только согласовать цену. Удалось договориться? Тогда судьбе жертвы не позавидуешь. Попробуй вырваться из жерновов карательной системы, которая, получив «заказ», настроена только на одно: задавить указанный «объект», унизить его, уничтожить как личность. В такой ситуации о житейских проблемах, в частности, о том, кто тебе должен деньги, уже и не вспоминаешь...

Вот в такой переплет попал Игорь Викторович Нечаев.

Многие в Одессе знают этого человека. Правда, далеко не всегда это знакомство из приятных. Но тут ничего не поделаешь — служба такая. За спиной Нечаева — почти три десятка лет работы в правоохранительных органах, в том числе в должности заместителя начальника УБОП Украины в Одесской области, 19 поощрений в личном деле.

Третий год идет судебный процесс. Нечаев обвиняется в экономических преступлениях, за которые предусмотрен срок наказания в виде лишения свободы до восьми лет. Дело составляет 5,5 тома, допрошено шесть свидетелей, причем трое из них являются ответчиками по гражданскому спору о взыскании долга.

Длительность судебного разбирательства объясняется отсутствием доказательств вины, считает Нечаев. До сих пор суд решает: назначить дополнительную или повторную судебно-экономическую экспертизу для определения размера ущерба. Ведь именно нанесение ущерба является необходимым и обязательным признаком преступлений, в которых обвиняется Нечаев, — злоупотребление служебным положением и служебный подлог.

— В 2007 году Сергей Ткаченко и Руслан Донцул путем мошенничества овладели значительной суммой моих денежных средств посредством поручительства за выплату кредита, оформленного на мое имя, — рассказывает Нечаев. — На присвоенные деньги Ткаченко создал целую сеть коммерческих структур по конвертированию. Без сомнения, средства от оказания специфических услуг пошли на приобретение связей в правоохранительных органах Одесской области с целью покровительства и прикрытия от уголовного преследования за совершаемые преступления. Так, расследование уголовного дела № 012010070018, возбужденного следователем УБОП ГУМВД Украины в Одесской области С. Вержак в отношении должностных лиц ООО «Кратос», учредителем и директором которого являлся Ткаченко, причинивших ущерб государству на сумму более 4 миллионов гривен, приостановлено по надуманным мотивам. Предполагаемый ущерб государству от деятельности остальных фиктивных фирм, входящих в конвертационный центр Ткаченко, составляет около 40 миллионов гривен.

Обращение Нечаева в суд Приморского района г. Одессы с гражданским иском по взысканию ранее одолженных у него денег послужило поводом для написания женой Ткаченко Еленой Водолазской ложного доноса в прокуратуру г. Одессы. Цель доноса — привлечение Нечаева к уголовной ответственности и невыполнение обязательств перед ним по возврату долга.

Параллельно с этим Нечаеву начинают звонить неизвестные, предлагающие за вознаграждение уладить возникшие «проблемы» с ГСБЭП. Показательно, что звонившие хорошо осведомлены о спорных вопросах с Ткаченко и Донцулом. Интересно и то, что долговую проблему звонившие крепко увязывали с «наездом» прокуратуры и ГСБЭП. Говорили о крепких связях Ткаченко в прокуратуре. Впрочем, если Нечаев проявит покладистость, обещали все вопросы решить, как говорится, в комплексе. Когда же на том конце телефонного провода поняли, что «клиент» договариваться не собирается, начали угрожать. Мол, проблемы у тебя такие серьезные, что закроют в СИЗО и глазом не моргнут. Вскоре обещанное стало сбываться.

8 июня 2010 года первый заместитель прокурора г. Одессы П. Денисов возбуждает в отношении И. Нечаева уголовное дело по ч. 2 статьи 364 и ч.2 статьи 366 Уголовного кодекса Украины. Игорь Викторович узнает об этом оригинальным способом. Спустя восемь дней со дня возбуждения уголовного дела в отношении Нечаева на его адрес приходит конверт, на котором нет штампа прокуратуры г. Одессы. Обычное письмо, в котором без препроводительного письма находится копия постановления о возбуждении в отношении него уголовного дела.

Никаких веских оснований нарушать требования нормы УПК Украины, предусматривающие немедленное вручение копии постановления тому, в отношении кого возбуждено дело, не было. Нечаев в это время не болел, проживал по своему домашнему адресу, постановление о принудительном приводе не выносилось, протокол об отказе получать копию постановления о возбуждении уголовного дела не составлялся. Так почему же его не вызвали в прокуратуру или, как того требует закон, не доставили принудительным приводом?

Наконец, в постановлении о возбуждении уголовного дела отсутствовал... номер уголовного дела. Пока в городской прокуратуре Игоря Викторовича водили за нос бюрократическими процедурами, прошло десять дней, которые закон дает на обжалование вышеупомянутого постановления.

Пришлось разбираться с тем, что ему вменяется в вину, и готовиться к обороне. Прочитав устанавливающую часть постановления о возбуждении уголовного дела, Нечаев ужаснулся. Одни ложные утверждения. Якобы им присвоены денежные средства от реализации... 120 тонн бензина и нанесен ущерб предприятию, которое было создано на его деньги и где он являлся учредителем и директором, на сумму свыше 100 тысяч гривен.

Ревизия или аудиторская проверка, результаты которой подтвердили бы ущерб и его размер, являющиеся обязательным и квалифицирующим признаком по таким преступлениям, не проводились. Интересен пассаж о том, что предприятию якобы нанесен ущерб на сумму свыше 100 тысяч гривен. Так сколько конкретно? 101 тысяча или 200 миллионов, к примеру?

Инвентаризация оборудования, стоимость которого вменяется в качестве ущерба, также не была проведена. А зачем его инвентаризировать, если фактически оно оприходовано по бухгалтерии и передано на ответственное хранение на нефтеперерабатывающий завод ООО «Таврия-Пивдень»?

Какие-либо фактические данные, свидетельствующие об умысле и корысти, а также о присвоении подследственным денежных средств от реализации нефтепродуктов, в материалах доследственной проверки отсутствуют. Кто овладел предметом преступления — бензином, не выяснено.

— В моих действиях не установлен состав преступления — говорит Нечаев, и меня к уголовной ответственности привлекли незаконно. А это является уголовным преступлением, предусмотренным статьей 372 УК Украины.

Но заказ получен. А раз так, то надо искусственно фабриковать доказательства вины Нечаева. Эта «миссия» легла на следователя прокуратуры г. Одессы С. Кужко, который взялся за досудебное расследование уголовного дела.

И пошло-поехало. Фальсификация доказательств вины, подмена подлинных обстоятельств вымышленными или их создание искусственным путем. Лучше всего это делать при проведении экспертиз, ведь «мнение» специалиста оспорить непросто. Более того, постановления о назначении экспертиз и заключения по ним Игорю Викторовичу предоставляли для ознакомления одновременно, после их проведения без его участия.

Ну, а чтобы Нечаев «не рыпался» и не пытался обжаловать действия следователя прокуратуры, ведущего так называемое расследование, его доставили в прокуратуру г. Одессы перед самым окончанием срока досудебного следствия и по постановлению следователя, при отсутствии оснований, предусмотренных УПК Украины, задержали и водворили в изолятор временного содержания сроком на трое суток.

И это было только начало. Судья Приморского районного суда г. Одессы И. Терзи продлил срок содержания под стражей до 5 суток! Мотивировка — требуется установить данные, характеризующие личность задержанного. При этом абсолютно не обращается внимание на то, что уголовное дело на момент задержания Нечаева расследовалось почти три месяца.

О том, что продление срока содержания под стражей преследовало только одну цель — сломать Нечаева, свидетельствуют несколько фактов. Прежде всего, за пять суток не было проведено ни одного следственного действия. Зато сокамерник, представившийся бывшим сотрудником милиции, по его словам, находящийся под стражей более полугода, все восемь суток склонял Нечаева к признанию вины — пока, мол, не поздно. Напирал на то, что уголовное дело в отношении него носит заказной характер, и что якобы в суде уже решен вопрос о вынесении максимально сурового обвинительного приговора.

Каких усилий стоило Нечаеву вырваться из изолятора, знают только он и его жена. После освобождения Игорю Викторовичу избрали меру пресечения — подписка о невыезде.

— Получается, что члены организованной преступной группы, наносящей колоссальный ущерб финансовой системе страны, пользуясь покровительством должностных лиц милиции, прокуратуры и суда, способны не только уклониться от уголовного преследования, как видно по уголовному делу, возбужденному следователем УБОП С. Вержак, но и руководить правоохранительной системой, заказывая и указывая того, кого, по их мнению, нужно отправить за решетку. А там «свои пацаны» довершат начатое преследование, — анализирует происходящее Нечаев.

Фальсификация уголовного дела по обвинению Нечаева шла полным ходом. В постановлении о предъявлении ему обвинения и в обвинительном заключении указывается, что бензин, стоимость которого вменяется Нечаеву в сумму ущерба, был продан неустановленным лицам за наличный расчет. Если лица, которые, по версии обвинения, приобрели у Нечаева бензин, не установлены, на каком основании сделан вывод, что бензин они приобрели за наличный расчет? Только на предположении следователя?

В соответствии со ст. 62 Конституции Украины, обвинение не может основываться на доказательствах, полученных незаконным путем, и доказательства не могут быть основаны на предположениях.

Таким образом, следователь Кужко обвиняет Нечаева во внесении неправдивых данных в официальные документы... путем внесения неправдивых данных в процессуальные документы по уголовному делу. Следователь предъявляет Нечаеву обвинение в злоупотреблении служебным положением путем превышения своих служебных полномочий и злоупотребления своим служебным положением, при этом нарушая его права на защиту, предусмотренные УПК Украины.

Но судья Приморского районного суда г. Одессы Л. Гаевая не усмотрела в уголовном деле по обвинению И. В. Нечаева нарушений УПК Украины и вынесла решение о назначении дела к судебному разбирательству.

На первом же заседании суда судья приняла решение о наложении ареста на имущество Нечаева: квартиру покойных родителей, его квартиру, в которой проживают супруга и малолетний сын, личный автомобиль 2002 года выпуска; ему также был запрещен выезд за пределы страны. Ограничение прав на имущество крайне негативно отразилось на материальном положении семьи Нечаева — возникла просроченная задолженность по кредиту «Укрсиббанка», поручителем выплаты которого является свидетель со стороны обвинения по данному делу и муж потерпевшей — Ткаченко.

Продолжаются нарушения прав Нечаева на защиту, уже как подсудимого, предусмотренные нормами УПК Украины. Ходатайства о приобщении к делу документов, свидетельствующих об отсутствии вины, зарегистрированные в канцелярии суда еще в августе 2011 года, до настоящего времени на судебных заседаниях не оглашены и не разрешены.

По ходатайствам, заявленным Нечаевым в ходе судебных слушаний еще в сентябре 2011 года: о направлении судебных поручений в прокуратуру г. Одессы о допросе свидетелей, которые должны были быть допрошены еще в ходе предварительного следствия, — решения не приняты до настоящего времени.

В ходе предварительного и двухлетнего судебного следствия так и «не удалось» установить, кто же умыкнул бензин. 29 ноября 2012 года на очередном заседании суда Нечаев снова заявил ходатайства о допросе водителей, перевозивших злополучное топливо. Несмотря на отсутствие возражений остальных участников процесса, в том числе и прокурора, поддерживающего обвинение, судья Гаевая в удовлетворении этого ходатайства отказала.

В ходе десятиминутного допроса в суде эксперта О. Мамонтовой были установлены и подтверждены факты нарушения прав Нечаева как обвиняемого в ходе досудебного следствия. После того, как были установлены факты внесения следователем Кужко ложных сведений в постановление о привлечении Нечаева в качестве обвиняемого и в обвинительное заключение по делу, а именно необоснованных сумм ущерба, которые не подтверждаются материалами дела, судья Гаевая прервала допрос эксперта. Мотивировка: Мамонтовой надо ознакомиться с материалами уголовного дела.

По ходатайствам Нечаева об отводе вышеназванного эксперта ввиду отсутствия профессиональных навыков и проведении повторной экспертизы, в связи с противоречиями выводов предыдущей экспертизы с материалами уголовного дела, судья Гаевая приняла решение — отказать.

На третьем году судебного следствия отсутствует судебная экспертиза, которая бы определила сумму ущерба, якобы нанесенного подсудимым Нечаевым предприятию, созданному за счет его же вложений в уставный фонд.

В обязанности суда входит оценка, а не поиск доказательств. Однако сегодня в судебных заседаниях, похоже, идет поиск доказательств для применения к Нечаеву новой статьи УК — халатность.

Все обращения Нечаева, направленные в Генеральную прокуратуру, МВД Украины, в комитеты Верховной Рады по борьбе с коррупцией и по вопросам правосудия, вернулись в Одессу и поступили на проверку к должностным лицам, указанным в жалобах...

В УГОЛОВНОМ КОДЕКСЕ Украины имеется раздел — преступления против правосудия. В данном разделе указаны статьи, предусматривающие уголовную ответственность и наказания за нарушения порядка и правил ведения дознания, досудебного следствия и судебного разбирательства. Имеются и такие статьи, как заведомо неправдивое заявление о совершении преступления — ложный донос (ст. 383), заведомо неправдивые показания (ст. 384), привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 372), заведомо незаконное задержание, привод или арест (ст. 371), принуждение давать показания (ст. 373), нарушение прав на защиту (ст. 374), укрывательство преступления (ст. 396), вынесение судьей (судьями) заведомо неправосудного приговора, решения, определения или постановления (ст. 375). Неужели вышеуказанные должностные лица милиции, прокуратуры и суда не знают об этом разделе УК?

Наверняка знают! Но что-то заставляет их называть белое черным, и наоборот...

Николай Розовайкин. Председатель подкомитета по взаимодействию с судами и органами прокуратуры комитета Общественного совета.

при Одесской облгосадминистрации, юрист, член НСЖУ, представитель Международной организации по защите прав человека. Олег Суслов

?????
Гость


Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Железом по стеклу

Сообщение  ???????? в Пт Дек 21, 2012 4:52 am

Товарищи юристы! Поясните мне, как корреспондируется ваше «путем мошенничества овладели значительной суммой моих денежных средств посредством поручительства за выплату кредита, оформленного на мое имя» с вашим же «с гражданским иском по взысканию ранее одолженных у него денег»? Сумма, как я понимаю, немаленькая, которую ваш подзащитный скопил честным трудом за «три десятка лет работы в правоохранительных органах» (видно, не пил и не ел, только копил). И раз «мошенничество» произошло в 2007 года, то почему он тянул до 2010-го?

????????
Гость


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения